Правовые последствия для кредитного обязательства в связи с ликвидацией заемщика

Дата публикации: 
31.03.2015

кредитные обязательства

В практике банковского кредитования встречается ситуация прекращения деятельности заемщика вследствие гибели заемщика - физического лица или ликвидации заемщика - юридического лица, что влечет за собой прекращение кредита, поручительства, залога. Какие правовые нормы позволяют банку сохранить кредитное обязательство и обеспечивающие его сделки?

В ст. ст. 418 и 419 ГК РФ закреплено правило, согласно которому смертью (ликвидацией) должника обязательство прекращается. В свою очередь, в ст. ст. 352 и 367 ГК РФ зафиксировано, что прекращение основного обязательства является основанием прекращения поручительства и залога, которыми данное обязательство обеспечено.

Рассмотрим особенности применения данных норм к случаю прекращения деятельности заемщика-организации.

 

Прекращение деятельности заемщика-организации

 

Деятельность заемщика-организации считается юридически прекратившейся тогда, когда из Единого государственного реестра юридических лиц исключена соответствующая запись о регистрации.

Такая запись может быть исключена вследствие как ликвидации организации, так и ее реорганизации. Напомним, что под ликвидацией понимают прекращение деятельности юридического лица без перехода прав и обязанностей. Реорганизация хотя и влечет исключение записи о регистрации, но с переходом прав и обязанностей к новой организации.

 

Ликвидация заемщика-организации

 

Итак, ликвидация заемщика-организации возможна как в добровольном, так и в принудительном порядке. В любом случае законодатель защищает интересы банков как добросовестных кредиторов. В частности, организация-заемщик не имеет права добровольно ликвидироваться, если у нее недостаточно имущества для погашения долгов перед кредиторами. В этом случае такая организация обязана инициировать процедуру банкротства, в рамках которой кредиторы вправе включиться в реестр требований кредиторов и осуществлять контроль за процессом погашения задолженности перед каждым из таких кредиторов.

К сожалению, случаи недобросовестности - в России явление нередкое, когда речь идет о необходимости погашения долгов. Так получилось, что процедура добровольной ликвидации используется некоторыми недобросовестными контрагентами как механизм ускоренного ухода от имущественной ответственности перед кредиторами.

Как правило, основные риски преднамеренного ухода от ответственности перед добросовестными кредиторами возникают тогда, когда такая ликвидация происходит по решению учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 10.07.2012 N 2364/12 отметил, что ликвидация юридического лица представляет собой процедуру, при осуществлении которой должны приниматься меры, направленные на защиту интересов кредиторов ликвидируемого юридического лица и иных заинтересованных лиц, и должен соблюдаться определенный порядок государственной регистрации.

Наиболее типичные варианты злоупотребления со стороны должника, находящегося в процедуре добровольной ликвидации, заключаются:

- в непринятии мер для выявления кредиторов;

- неуведомлении кредиторов в письменной форме о ликвидации;

- злостном уклонении от получения требований кредиторов;

- невключении требований кредиторов в промежуточный ликвидационный баланс;

- невыполнении установленной ст. 224 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" обязанности по обращению в суд с заявлением о признании ликвидируемой организации банкротом;

- представлении в налоговый орган недостоверных сведений в отношении кредиторской задолженности ликвидируемого должника.

Иными словами, недобросовестный должник вполне может не уведомлять банк о процедуре ликвидации и буквально за несколько месяцев выйти из государственного реестра юридических лиц. Продолжительное время судебная практика исходила из того положения, что законом не предусмотрена обязанность налогового органа проверять соблюдение процедуры ликвидации юридического лица и проводить правовую экспертизу представляемых ему документов. То есть, даже если ликвидатор не включил в ликвидационный баланс сведения о задолженности перед кредиторами, действия налогового органа по государственной регистрации ликвидации юридического лица признавались правомерными. И наоборот, если налоговый орган располагал информацией о том, что ликвидационный баланс содержит недостоверные сведения о перечне кредиторов и задолженности (например, сам являлся кредитором), и по этим основаниям отказывал в государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица путем ликвидации, то суды признавали такие отказы незаконными и обязывали налоговые органы производить государственную регистрацию прекращения деятельности организации путем ликвидации. Те немногие судебные акты, в которых правоприменительные органы делали попытки защитить права добросовестных кредиторов, впоследствии отменялись вышестоящими судебными инстанциями.

То есть продолжительное время банки были практически не защищены от недобросовестной самоликвидации заемщика-организации.

На сегодняшний день практика начала постепенно меняться. Одним из первых судебных актов, в которых был высказан принципиально новый подход, стало Постановление Президиума ВАС РФ от 13.10.2011 N 7075/11 (далее - Постановление N 7075/11). Президиум ВАС РФ указал на то, что необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию. Поэтому представление ликвидационного баланса, не отражающего действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица и его расчетов с кредиторами, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения, что является основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица в соответствии с пп. "а" п. 1 ст. 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Поскольку установленный ст. ст. 61 - 64 ГК РФ порядок ликвидации юридического лица был нарушен и в регистрирующий орган не были представлены документы, необходимые для государственной регистрации прекращения деятельности этого лица в связи с ликвидацией, у судов не имелось правовых оснований для отказа в удовлетворении требования общества, чьи права как кредитора были нарушены. В названном Постановлении содержится оговорка о придании обратной силы правовой позиции Президиума ВАС РФ.

Следует отметить, что судебная практика по делам, затрагивающим вопросы добровольной ликвидации организаций-должников, не является единообразной и только начинает формироваться в пользу добросовестных кредиторов.

Так, в рамках дела N А60-539/2011 ВАС РФ развил и конкретизировал позиции, высказанные в Постановлении N 7075/11. Определением ВАС РФ от 20.12.2012 N ВАС-14449/12 спор был передан на рассмотрение в Президиум ВАС РФ. В данном Определении ВАС РФ еще раз напомнил, что при ликвидации юридического лица заявление о государственной регистрации, а также ликвидационный баланс, формирующие соответствующую часть государственного реестра юридических лиц, являющегося федеральным информационным ресурсом, должны содержать достоверную информацию. Установленный ст. ст. 61 - 64 ГК РФ порядок ликвидации юридического лица не может считаться соблюденным в ситуации, когда ликвидируемому должнику и его ликвидатору было достоверно известно о наличии неисполненных обязательств перед кредитором, потребовавшим оплаты долга, в том числе путем инициирования судебного процесса о взыскании задолженности, при этом ликвидатор письменно не уведомил данного кредитора о ликвидации должника и не произвел расчета с ним. В таком случае представление в регистрирующий орган ликвидационного баланса, не отражающего действительного размера обязательств перед названным кредитором, следует рассматривать как непредставление документа, содержащего необходимые сведения.

Также ВАС РФ отметил, что нижестоящие суды, по сути, стали неверно истолковывать правовую позицию, изложенную в Постановлении N 7075/11, как вывод о том, что письменное уведомление ликвидатором известного ему кредитора о возбуждении процедуры ликвидации является достаточным основанием для невключения задолженности, не заявленной таким кредитором, в промежуточный ликвидационный и ликвидационный балансы вне зависимости от того, имел ли кредитор на основании полученного им письменного уведомления реальную возможность предъявить требование ликвидатору в отведенный срок. Если при рассмотрении спора по существу судами будет установлен факт направления председателем ликвидационной комиссии уведомления о ликвидации в адрес кредитора лишь после истечения срока, отведенного для предъявления требований, то такое письменное уведомление не является надлежащим в смысле абз. 2 п. 1 ст. 63 ГК РФ.

Общий же правовой подход Президиума ВАС РФ, отраженный в Постановлении N 7075/11, сводится к недопустимости внесения в ликвидационные балансы явно недостоверных сведений - составления балансов без учета обязательств ликвидируемого лица, о наличии которых было доподлинно известно и которые не по вине кредиторов не были отражены в балансах.

В рамках судебного спора N А55-15285/2011 вновь была подтверждена позиция, направленная на защиту интересов добросовестного кредитора. По правилам ст. ст. 61 - 64 ГК РФ, ликвидация юридического лица по решению учредителей (участников) означает добровольное прекращение деятельности такого юридического лица. При этом такое прекращение деятельности одного лица не должно ставить своей целью причинение вреда другому лицу (ст. ст. 1 и 10 ГК РФ). Предусмотренная названными нормами процедура ликвидации юридического лица предполагает:

- добросовестные действия ликвидационной комиссии (ликвидатора) по выявлению кредиторов;

- предоставление кредиторам возможности заявить свои требования;

- составление ликвидационного баланса, отражающего действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами.

Если при ликвидации должника ликвидатор нарушил вышеуказанные правила, то добросовестный кредитор вправе оспорить в судебном порядке запись, внесенную в Единый государственный реестр юридических лиц, о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с ликвидацией.

Итак, если кредитор полагает, что добровольной ликвидацией должника нарушены его права, то он вправе защитить свои права путем подачи в суд заявления к налоговому органу - о признании недействительной записи в Едином государственном реестре юридических лиц о прекращении должником деятельности в связи с ликвидацией, а также к ликвидатору - об оспаривании его действий в части неисполнения требований законодательства при ликвидации общества.

Еще одним возможным способом защиты имущественных прав добросовестного кредитора является предъявление иска к ликвидатору о возмещении убытков, причиненных недобросовестными действиями в период добровольной ликвидации должника-организации. Продолжительное время шансы кредиторов на удовлетворение подобных исков были минимальными. В Постановлении от 04.12.2012 N 9632/12 Президиум ВАС РФ сформировал новый подход к указанной проблеме.

В рамках данного спора ВАС РФ усмотрел состав гражданского правонарушения в действиях ликвидатора. Высшая судебная инстанция указала на следующее. Ликвидатором не были соблюдены нормы о ликвидации юридического лица, что свидетельствует о противоправности его поведения. Ликвидатор исказил данные ликвидационного баланса, не уведомил кредитора о начале процесса ликвидации, не отразил требования кредитора в промежуточном и ликвидационном балансах. Таким образом, совокупность условий для возложения на ликвидатора обязанности по возмещению убытков установлена, поскольку его действия противоправны, наличие убытков подтверждено, существует причинно-следственная связь между действиями ликвидатора и наступившими последствиями в виде утраты возможности получения удовлетворения (получения денежных средств по решению суда) от ликвидированного юридического лица.

Обобщая изложенное, можно сделать вывод: если организация-заемщик незаконно самоликвидировалась, то банк вправе в судебном порядке инициировать процедуру восстановления записи о таком должнике в Едином государственном реестре юридических лиц, что фактически означает возвращение должника к "юридической жизни". Кроме того, банк вправе привлечь к имущественной ответственности физических лиц, стоящих за недобросовестной ликвидацией заемщика. Суды удовлетворяют иски банков к недобросовестным ликвидаторам о возмещении убытков, причиненных такой ликвидацией.

 

Что происходит с поручительством, если заемщик-организация ликвидирован?

 

В отношении судьбы поручительства как Верховный Суд РФ, так и Высший Арбитражный Суд РФ высказывают схожие выводы. Так, в п. 21 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" прекращение основного обязательства вследствие исключения из Единого государственного реестра юридических лиц юридического лица, являющегося должником по этому обязательству, не прекращает поручительства, если кредитор до исключения должника из названного реестра реализовал свое право в отношении поручителя посредством предъявления иска, заявления требования ликвидационной комиссии в ходе процедуры ликвидации поручителя или подачи заявления об установлении требований в деле о его банкротстве.

Верховный Суд РФ в Определении от 30.10.2012 N 51-КГ12-2 отметил, что само по себе прекращение основного обязательства вследствие исключения из Единого государственного реестра юридических лиц юридического лица, являющегося должником по кредитному обязательству, не прекращает поручительства, если кредитор до исключения должника из названного реестра реализовал свое право в отношении поручителя посредством предъявления иска. Схожую позицию ВС РФ высказывал неоднократно.

 

В других Определениях Верховный Суд РФ указал на невозможность прекращения исполнительного производства, возбужденного в отношении поручителя, по тем основаниям, что организация - должник по основному обязательству ликвидирована.

 

Судьба залога в случае ликвидации заемщика-организации

 

Верховный Суд РФ в Определении от 30.10.2012 N 51-КГ12-2 указал на то, что исключение заемщика-организации из Единого государственного реестра юридических лиц не влечет прекращения залога в том случае, если к этому моменту предъявлено требование об обращении взыскания на заложенное имущество в исковом порядке. В Определении Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 44-КГ13-2 отмечено, что банк реализовал свое право на подачу в суд иска об обращении взыскания на заложенное имущество в период действия договора об ипотеке, а также в период, когда обязательство, обеспеченное залогом, надлежащим образом не исполнялось. При таких обстоятельствах исключение заемщика-организации из Единого государственного реестра юридических лиц не может рассматриваться в качестве безусловного основания для прекращения залога. Иное означало бы несоразмерное ограничение прав кредитора, своевременно предпринявшего необходимые и достаточные действия для защиты своих нарушенных имущественных прав.

 

Реорганизация заемщика-организации

 

Отдельного внимания заслуживают случаи, когда деятельность заемщика-организации прекращена в связи с реорганизацией, то есть формально запись о заемщике-организации исключена из Единого государственного реестра юридических лиц, но обязательства перед банком все же не прекратились, поскольку они переходят к новой организации.

Напомним, что законодатель выделяет следующие способы реорганизации:

- слияние. При слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом;

- присоединение. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом;

- разделение. При разделении юридического лица его права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам в соответствии с разделительным балансом;

- выделение. При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом;

- преобразование. При преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида (изменении организационно-правовой формы) к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом.

В ст. 60 ГК РФ зафиксированы гарантии банка как кредитора реорганизуемого заемщика-организации. Такой заемщик в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о его реорганизации обязан в письменной форме сообщить налоговому органу о начале процедуры реорганизации с указанием формы реорганизации. На основании данного уведомления орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вносит в Единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо (юридические лица) находится (находятся) в процессе реорганизации. Реорганизуемое юридическое лицо после внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации дважды, с периодичностью один раз в месяц, помещает в средствах массовой информации, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридических лиц, уведомление о своей реорганизации. Кредитор юридического лица, если его права требования возникли до опубликования уведомления о реорганизации юридического лица, вправе потребовать досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения - прекращения обязательства и возмещения связанных с этим убытков.

Кредитор юридического лица - открытого акционерного общества, реорганизуемого в форме слияния, присоединения или преобразования, если его права требования возникли до опубликования сообщения о реорганизации юридического лица, вправе в судебном порядке потребовать досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, или прекращения обязательства и возмещения убытков в случае, если реорганизуемым юридическим лицом, его участниками или третьими лицами не предоставлено достаточное обеспечение исполнения обязательств.

Требования могут быть предъявлены кредиторами не позднее 30 дней с даты последнего опубликования уведомления о реорганизации юридического лица.

В случае если требования о досрочном исполнении или прекращении обязательств и возмещении убытков удовлетворены после завершения реорганизации, вновь созданные в результате реорганизации (продолжающие деятельность) юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица.

 

Что происходит со сделками, обеспечивающими исполнение кредитного обязательства, стороной которого является реорганизуемый заемщик?

 

В п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" указано, что при реорганизации заемщика поручительство не прекращается, так как долг переходит к правопреемнику реорганизованного лица в силу универсального правопреемства.

С залогом дело обстоит чуть сложнее, так как в ст. 356 ГК РФ указано, что с переводом на другое лицо долга по обязательству, обеспеченному залогом, залог прекращается, если залогодатель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. На помощь банкам приходит судебная практика. Так, ФАС Поволжского округа рассмотрел спор о прекращении залога и пришел к следующим выводам. Учитывая, что при реорганизации долг по кредитному договору переходит к правопреемнику в силу закона, данный переход обязательств не может признаваться переводом долга по обязательству, обеспеченному залогом. Следовательно, основания для прекращения залога отсутствуют.

 

Смерть заемщика - физического лица

 

Если ликвидация заемщика - юридического лица полностью прекращает кредитное обязательство, то смерть заемщика - физического лица влечет иные правовые последствия. Если у умершего заемщика есть наследники, то они наследуют как права, так и обязанности, в том числе по кредитному договору. Следовательно, кредитное обязательство не прекращает свое действие. Например, в Апелляционном определении Ростовского областного суда от 10.09.2013 по делу N 33-11600/2013 сказано, что смерть заемщика влечет прекращение кредитного обязательства, если только обязанность его исполнения не переходит в порядке правопреемства к наследникам должника или иным лицам, указанным в законе.

Однако если наследников нет либо они отказались от наследства, то кредитный договор прекращает свое действие, также прекращаются поручительства и залоги. Суды придерживаются именно такой позиции, за исключением случаев, когда имущество заемщика является выморочным (о выморочном имуществе будет сказано ниже).

Если же наследники есть и они приняли наследство, то следует помнить, что смерть заемщика не является обстоятельством, влекущим досрочное исполнение его обязательств наследниками. Кроме того, наследник заемщика при условии принятия им наследства становится должником перед банком в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. При отсутствии или нехватке наследственного имущества кредитное обязательство прекращается невозможностью исполнения полностью либо в недостающей части наследственного имущества (п. 1 ст. 416 ГК РФ).

 

Что происходит с поручительством и залогом в случае смерти заемщика - физического лица?

 

Еще раз повторимся, что если наследников у заемщика нет либо они отказались от наследства, то поручительства и залоги прекращаются вместе с прекращением кредитного обязательства. Правда, в этом случае следует выяснить, было ли у заемщика какое-то имущество, поскольку даже при отсутствии наследников такое имущество может перейти к государству как выморочное.

Понятие выморочного имущества содержится в ст. 1151 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 1151 ГК РФ в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать, либо все наследники отстранены от наследования (ст. 1117 ГК РФ), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158 ГК РФ), имущество умершего считается выморочным.

Пунктом 2 названной статьи установлено, что выморочное имущество, за исключением жилых помещений, переходит в собственность Российской Федерации. Выдача Российской Федерации как наследнику свидетельства о праве наследования выморочного имущества осуществляется в общем порядке, предусмотренном для выдачи свидетельства о праве на наследство любому другому наследнику (абз. 3 п. 1 ст. 1162 ГК РФ). В силу ст. 71 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 N 4462-1 при переходе имущества по праву наследования к государству свидетельство о праве на наследство выдается соответствующему государственному органу.

До принятия специального закона о порядке наследования и учета выморочного имущества обязанности учета имущества, переходящего по праву наследования к государству, возложены на налоговые органы. В связи с этим свидетельство о праве наследования государства должно быть выдано по заявлению соответствующих налоговых органов, поданному по месту открытия наследства. Свидетельство о праве на наследство удостоверяет юридическое основание, определяющее переход к наследнику права собственности, других прав и обязанностей, принадлежавших наследодателю при его жизни. Таким образом, свидетельство о праве на наследство является доказательством наличия права на наследство.

В порядке наследования по закону в собственность городского или сельского поселения, муниципального района (в части межселенных территорий) либо городского округа переходит следующее выморочное имущество, находящееся на соответствующей территории:

- жилое помещение;

- земельный участок, а также расположенные на нем здания, сооружения, иные объекты недвижимого имущества;

- доля в праве общей долевой собственности на вышеуказанные объекты недвижимого имущества.

Если указанные объекты расположены в субъекте Российской Федерации - городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге, они переходят в собственность такого субъекта Российской Федерации.

Иное выморочное имущество, как уже было сказано, переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации.

Судебная практика располагает спорами, когда банк пытался обратить взыскание на выморочное имущество, оставшееся после смерти заемщика. Например, арбитражный суд рассмотрел дело по иску банка к Российской Федерации в лице территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом.

Между заемщиком и банком было заключено соглашение о кредитовании и залоге, в соответствии с условиями которого банк обязался предоставить заемщику кредит для приобретения автомобиля. Кредитные средства были предоставлены заемщику. Последним по договору купли-продажи был приобретен автомобиль, который находился в залоге у банка. Заемщик умер. Ссылаясь на указанные обстоятельства, наличие непогашенной задолженности, а также на то, что автомобиль является выморочным имуществом, банк подал в суд иск об обращении взыскания на автомобиль как на выморочное имущество.

Поскольку иск был предъявлен к органам, осуществляющим от имени Российской Федерации правомочия собственника в отношении выморочного имущества, в то время как свидетельство о праве наследования выморочного имущества, подтверждающее наличие у Российской Федерации права на наследство, в материалы дела представлено не было, суды пришли к выводу об отказе в иске.

Если же наследники есть и они приняли наследство, то поручительство сохраняется только в том случае, если в договоре поручительства содержится условие о согласии поручителя отвечать за любого нового должника. В противном случае поручительство прекращается. Именно такое понимание законодательства выразил Верховный Суд РФ в Определении Судебной коллегии по гражданским делам от 13.01.2009 N 5-В08-146. Схожие правила действуют в отношении договоров залога.

 

Выводы

 

Резюмируя изложенное выше, можно сделать вывод, что, хотя смерть заемщика - физического лица или ликвидация заемщика - юридического лица явление в любом случае весьма прискорбное, знание особенностей, рассмотренных в настоящей статье, позволит банку защитить собственные имущественные интересы.