Доллар и альтернативные валюты

Дата публикации: 
07.09.2104

альтернативные валюты

Мировое лидерство США всё чаще ставится под сомнение, и на повестке дня возникает вопрос, кто сможет стать их преемником с точки зрения роли на международных валютных и финансовых рынках. Главная сложность заключается в том, что основным механизмом получения прибыли в мировой экономике на протяжении последних нескольких десятков лет был доступ к эмиссии доллара. За счёт этой эмиссии США постоянно стимулировали спрос в своей стране и обеспечивали подъём экономики крупнейших стран и регионов-экспортёров, таких как Европа, Япония и Китай, как, собственно, и мировой экономики вообще. Но сегодня этот механизм уже устарел.

Отказ от доллара как от резервной валюты - это дело не одного дня и даже не одного года. Например, для отказа от фунта стерлингов в качестве мировой резервной валюты потребовалось две мировые войны и отказ от золотого стандарта. Прошло не одно десятилетие, прежде чем британский фунт стерлингов потерял статус мировой резервной валюты. Мировая система перешла на доллары уже спустя много лет после распада Британской империи.

Содружество долларовых экономик

Большинство стран, которые официально избрали долларовую экономику, - это очень маленькие страны с высокой зависимостью от экспорта, который составляет существенную часть их ВВП. Многие их них, кроме того, имеют прочные исторические связи со страной, чью валюту они используют. Так, официально ввели валюту другой страны в качестве своей национальной валюты такие государства, как Андорра (евро), Пуэрто-Рико и Маршалловы острова (доллар США), а также другие островные страны Тихого океана, где основной валютой являются австралийский и американский доллар. Самыми большими по территории в этой группе стран являются Эквадор и Панама с населением 14 и 3,5 млн. человек соответственно.

В общей сложности 30 стран и территорий взяли в качестве официальной денежной единицы валюту США или другой страны. В большей их части процесс идёт стихийно (например, в Аргентине, Уругвае, Турции и др.). Неофициальной долларизации, как правило, предшествует длительный период неадекватной макроэкономической политики и высокой инфляции, что подрывает доверие инвесторов и заставляет людей искать более надёжную денежную единицу. Характерным примером является Эквадор, где стихийный процесс долларизации был следствием ускоренной инфляции и неспособности властей справиться с ней и в конечном счёте привёл к принятию официального решения о переходе на доллар США. После такого решения дороги назад уже практически нет.

Долларизация не имеет ничего общего с глобализацией и диверсификацией активов. Глобализация проявляется в беспрецедентном росте товарообмена и миграции капиталов между странами, количества сделок, совершаемых предприятиями и потребителями за рубежом. Естественным следствием этого становится повышение спроса на иностранные валюты даже в ведущих промышленно развитых странах. Тем не менее основная часть внутренних сделок в странах, где валюта другой страны не стала официально основной, по-прежнему осуществляется с помощью национальных валют.

Диверсификация активов, в частности увеличение доли финансовых активов, размещённых в иностранных ценных бумагах, вовсе не свидетельствует о разочаровании инвесторов в их национальных валютах или о бегстве капиталов. Эта тенденция говорит о том, что в условиях глобализации рынков инвесторы стремятся извлечь наибольшие выгоды за счёт эффективного соотношения между рисками и отдачей от вложений.

Хотя полных данных об использовании доллара США компаниями в мире нет, эксперты полагают, что в большинстве случаев предприятия устанавливают свои цены и ведут финансовые счета в американских долларах. В основном такая практика касается продаж за границу; она также часто встречается на предприятиях, значительная часть активов которых расположена в зарубежных странах.

Для оценки степени долларизации Международным валютным фондом и другими международными организациями используется показатель удельного веса депозитов в иностранных валютах в денежной массе (М3). Во многих развивающихся странах соответствующий показатель превышает 30%; этот уровень считается критическим в плане долларизации экономики той или иной страны. Так, к таким "экстремальным" странам относятся Боливия (82%), Уругвай (76%), Турция (46%) и Аргентина (44%). В группе промышленно развитых стран соответствующий показатель существенно ниже - от 4,4% в Нидерландах до 21,6% в Греции.

Современный мир живёт в условиях долларового эквивалента, поскольку доллар является одновременно главным платёжным средством в сфере международного обмена и резервной валютой. Все другие валюты мира, товары и услуги оцениваются в долларах. В них же ведутся расчёты на международных валютных и межбанковских рынках, а также выражается половина стоимости финансового богатства мира. Наконец, держателями более 50% американских облигаций являются центральные банки других стран. В этих условиях многие эксперты начинают задаваться вопросом: как долго может сохраняться гегемония доллара при одновременном сохранении двойного дефицита - по текущим статьям платёжного баланса и федерального бюджета?

Общеизвестно, что США аккумулируют денежные ресурсы других стран и за счёт "жизни в кредит" потребляют больше, чем производят. В США экономическая модель построена таким образом, что большая часть производства и потребления осуществляется в кредит, государство набирает долги, которые неоткуда погасить. Доля такой "кредитной" части экономики систематически увеличивается, что ведёт к дальнейшему дисбалансу. В последние годы США привлекают основную часть мировых сбережений, что угрожает равновесию международной финансовой системы. Дефицит платёжного баланса США по текущим статьям постоянно растёт и давно перевалил за полутриллионную отметку. Чистая внешняя дебиторская позиция США, отражающая превышение внешних обязательств страны над её требованиями к загранице, приближается к 50% ВВП. США заимствуют за рубежом в среднем более 2 млрд. долл. в течение каждого рабочего дня. К этому следует добавить возврат дефицита федерального бюджета, который в 2011 году составил 1,3 трлн. долл. При этом уровень внутренних сбережений в США близок к нулю.

Замедление темпов роста американской экономики привело к сокращению прямых иностранных инвестиций в США. В то же время объём приобретения иностранцами ценных бумаг американского казначейства (векселей и облигаций) постоянно растёт. Например, одни только центральные банки азиатских стран финансируют покрытие почти 2/3 американского бюджетного дефицита.

Наблюдаемый в настоящее время в США двойной дефицит (по текущим статьям платёжного баланса и федерального бюджета) делает ситуацию критической. При этом США пользуются возможностью иметь и даже увеличивать долги в собственной валюте, не подвергаясь при этом валютному риску. Однако сегодня, когда текущий дефицит составляет более 5% ВВП и дефицит федерального бюджета - почти 5%, уже невозможно не прислушиваться к аргументам тех, кто осуждает безграничный рост внешней задолженности США, претендующих быть банкиром и локомотивом мировой экономики. Тем более что в последнее время к существующим дефицитам добавляются новые бюджетные расходы на проведение крупномасштабных военных кампаний.

В последнее десятилетие доля американских акций в мировой биржевой капитализации возросла с 35 до 60%, а доля американских облигаций - с 10 до 30%, что противоречит базовым понятиям о необходимости диверсификации портфелей. Рано или поздно обострение экономических трудностей или события, подобные теракту 11 сентября 2001 года, приведут к тому, что держатели американских ценных бумаг станут отказываться от них. США вынуждены будут контролировать свои дефициты, резко понизить курс доллара и повысить уровень внутренних сбережений. Однако пока США рассчитывают на то, что другие страны помогут им поддерживать доллар.

С начала 1980-х годов США стали чистым заёмщиком средств на мировом рынке капиталов: самая богатая страна мира получает на международном рынке капиталов более 3/4 мировых сбережений, чтобы компенсировать их внутренний недостаток и финансировать дефицит платёжного баланса по текущим операциям. Главным поставщиком средств на международный рынок капиталов является Япония, которая за последние два десятилетия вложила на этот рынок около 2000 млрд. долл. Двойной дефицит США в шесть раз превышает поступления капиталов в страны с формирующейся рыночной экономикой. Налицо явная диспропорция в развитии международного финансового оборота, которая может лишить многие страны средств для финансирования их экономики.

Как показывают расчёты, снижение курса доллара на 1% позволяет в течение двух лет уменьшить текущий дефицит на 10 млрд. долл., поэтому получается, что следует довести снижение курса до 25%. Однако если политика отказа от сильного доллара зайдёт слишком далеко, это может серьёзно затронуть интересы других стран. Если другие страны, особенно азиатские, откажутся приобретать американские ценные бумаги, США должны будут повысить уровень базовой процентной ставки, чтобы привлечь новых инвесторов, что, в свою очередь, может затруднить оживление экономики. Такой сценарий маловероятен, так как он затрагивает интересы многих сторон. Вероятнее всего, центральные банки азиатских стран продолжат аккумулировать свои резервы в долларах не только для того, чтобы затормозить повышение курсов своих валют, но и для того, чтобы избежать финансового кризиса, который неизбежно будет сопровождаться значительным обесценением их долларовых резервов.

Сегодня трудно управлять соотношением "курс доллара - дефицит платёжного баланса США". Если доллар будет слишком сильным, наиболее богатая страна мира, США, будет продолжать откачивать в свою пользу основную часть мировых сбережений. Вместе с тем слишком быстрая девальвация доллара может привести к обеднению соседей. В конечном счёте единственным решением должна быть согласованная акция по "мягкой посадке" доллара с целью установления его курса на таком уровне, который был бы приемлем одновременно и с точки зрения уменьшения дефицита платёжного баланса США, и с точки зрения поддержания условий международной конкуренции. Для ликвидации диспропорций в использовании мировых сбережений следовало бы подумать о том, как лучше упорядочить международное движение капиталов, так или иначе связав его со способностью каждой страны мобилизовать внутренние сбережения.

Китай и Япония берут на себя в общей сложности почти 40% американского государственного долга, причём задолженность Соединённых Штатов перед Китаем ежегодно растёт на 25%. Эксперты не удивлены, что даже во время кредитного кризиса, начавшегося именно в США, многие страны по-прежнему рассматривают американские ценные бумаги как наиболее надёжные инвестиции. Инвесторы слишком напуганы продолжающейся лихорадкой на фондовом рынке. Как ни сильны проблемы экономики США, альтернативы для безрисковых вложений нет. К тому же США - единственная страна в мире, у которой внешний долг номинирован в собственной валюте, так что такое понятие, как "дефолт", для них имеет достаточно условное значение.

Общемировой объём международных резервов составляет более 7 трлн. долл., причём около 70% общей суммы находится в "закромах" десяти стран. Крупнейшими золотовалютными резервами (ЗВР) располагают Китай, Япония, Россия, Тайвань и Индия. В американской валюте и номинированных в ней активах размещено почти 65% международных резервов.

В настоящее время цены на все сырьевые активы номинированы в американской валюте, и пока не будет другой стабильной, надёжной и популярной валюты, все сырьевые активы будут номинированы в долларах. Однако эксперты не исключают, что когда-нибудь наступит такой день, когда за сырьё будут расплачиваться другой валютой, отличной от доллара. Конечно, это произойдёт не через неделю, не через месяц, даже не через пять лет. Но уже сейчас существуют все предпосылки для замены доллара. Можно сказать, что этот процесс постепенного отказа от доллара уже запущен. В частности, Бразилия и Китай используют свои национальные валюты для некоторых расчётов.

Варианты новой мировой валюты

Первым естественным и уже частично подготовленным преемником доллара на сегодняшний день может стать евро. Де-факто евро уже давно является мировой резервной валютой и главной альтернативой доллару. За последние 10 лет доля доллара в мировых ЗВР сократилась на 8%, одновременно доля евро выросла на 9%. Американская валюта за последние 10 лет потеряла по отношению к евро больше 60%.

На момент начала вхождения стран ЕС в зону евро к ним предъявлялись жесточайшие требования по состоянию экономик и государственных финансов. Принятие в еврозону более экономически слабых стран привело к возникновению напряжения, что в условиях сегодняшнего кризиса чревато очень серьёзными последствиями. Не стоит также забывать, что создание еврозоны осуществлялось на базе сравнительно однородного экономического пространства, чего не скажешь о предполагаемой зоне новой мировой валюты.

В евро на сегодняшний момент осуществляется львиная доля мирового финансового оборота. Во многих странах, не входящих в зону Евросоюза, значительная часть поступлений от экспорта деноминирована в евро. Например, 65% поступлений от экспорта нефти Ирана сегодня деноминирована в евро (доля долларовых продаж иранской нефти составляет 15%).

В качестве ведущей региональной валюты евро стал активно использоваться в резервах разных стран. По разным оценкам, его доля в мировых запасах составляет 15-20%. Кроме того, евро унаследовал "зоны ответственности" прежних сильных европейских валют, в частности ведущие позиции немецкой марки в восточноевропейских странах и французского франка в Африке.

Постепенная замена доллара на евро помогла бы осуществить мягкий переход к постамериканскому периоду развития. И лишь оставив позади эпоху американского доминирования, можно будет задуматься о новой мировой архитектуре, в том числе и финансовой.

Де-факто единая европейская валюта уже сейчас является основным соперником денежной единицы США в межгосударственных расчётах. Но европейцев это вовсе не радует. Евро создавался не для того, чтобы быть мировой резервной валютой. Более того, у ЕЦБ никогда не было планов стимулировать использование евро в глобальном масштабе.

Другим вариантом альтернативной мировой валюты некоторые эксперты видят расчётную единицу МВФ - Special Drawing Rights (SDR), в которой в определённых пропорциях отражены доли стран - участниц фонда. SDR являются резервным и платёжным средством, предоставляемым для регулирования сальдо платёжных балансов, пополнения резервов и расчётов с МВФ. С 1969 года SDR существует как учётная единица, а с 1979 года - как основное резервное средство международной валютной системы.

Серьёзная трудность здесь в том, что эмитент международной валюты одновременно должен быть и кредитором последней инстанции, а у МВФ нет законных оснований исполнять эту роль. Впрочем, это далеко не главное препятствие, ставящее под вопрос создание мировой супервалюты на базе SDR. Дело в том, что доля доллара США в корзине SDR составляет 45%. На евро приходится 29%, на японскую иену - 15%, на британский фунт - 11%. Поэтому против создания наднациональной валюты на базе SDR обязательно выступят США и, по всей видимости, Великобритания, суммарно имеющие "контрольный пакет" в корзине МВФ.

Необходимо учитывать и то, что выстраивание взаимоотношений вокруг новой валюты, а также изменение правил МВФ для определения эмиссионных центров и прав тех или иных участников "валютного картеля" затянется на годы. Кроме того, как показывает историческая практика, ни одна валюта не становилась мировой резервной, не будучи национальной денежной единицей той или иной страны.

Наиболее динамичным фактором в расстановке сил между мировыми валютами в последнее время является рост роли азиатских валют. Региональными валютами в перспективе могут стать юань или иена.

Однако Японии собственной экономической мощи будет недостаточно, чтобы сделать иену резервной валютой. После США таковой мощью на данный момент обладает только КНР. И как только юань станет конвертируемой валютой, он сразу же станет и одной из основных резервных валют. В то же время, по статистике Банка международных расчётов, на долю юаня в мировых валютных транзакциях приходится чуть больше 1,5%. Сейчас перед Китаем стоит задача развивать внутренний рынок, что в первую очередь возможно при росте доходов населения, а рабочая сила в этой стране, как известно, очень дешёвая. И Китай, и Индия зависят от состояния экономики тех стран, куда экспортируют свои товары. Эти два государства пока ещё остаются в XX веке и играют роль "фабрик".

Ещё год назад международные банки начали проводить операции в юанях, после того как Китай принял программу либерализации валютного рынка. Компаниям было разрешено использовать национальную валюту для торговых операций за пределами страны. С тех пор Пекин всячески стремится нарастить долю китайской национальной валюты во внешнеторговом обороте. Кроме того, недавно впервые за долгое время были обнародованы сведения о структуре золотовалютных резервов КНР, которая до сих пор являлась государственной тайной: 65% номинировано в американских долларах, 26% - в евро, 5% - в фунтах стерлингов и ещё 3% - в японских иенах.

По примерным подсчётам Standard Bank, к 2015 году около 40% всей китайско-африканской торговли будет номинировано в юанях. Это эквивалентно 100 млрд. долл. в текущих ценах - вдвое больше объёма двусторонней торговли между этими двумя государствами по итогам 2010 года. Китай может начать наращивать использование своей валюты в торговле с крупными африканскими партнёрами: вначале Нигерия, затем ЮАР, Кения и, наконец, Ангола и Гана. А уже к 2030 году Китай будет доминировать на мировой арене, напоминая нам Штаты 70-х годов XX века и Великобританию 70-х годов XIX века .

Для превращения юаня в мировое средство обмена потребуется кардинальная перестройка финансовой системы страны. Прежде всего, Пекину придётся наконец отказаться от жёсткого контроля над валютным курсом и отпустить юань в свободное плавание, чего так давно, но пока безуспешно добиваются США. Кроме того, предоставить иностранцам доступ к акциям, облигациям и банковским депозитам Поднебесной. Также власти Китая должны постараться сделать финансовые рынки страны прозрачными и вызывающими доверие инвесторов. Осуществить всё это в рамках коммунистического государства весьма непросто. Помимо всего прочего, критерием для резервного статуса валюты является не страна её происхождения, а ёмкость рынков по расчёту в данной валюте и объём активов, номинированных в ней. США располагают самыми большими и ликвидными рынками в мире. Тому же юаню статус резервной валюты не грозит ещё как минимум десять лет.

В перспективе и иена может поучаствовать в споре мировых валют. Этому может способствовать ряд факторов, один из которых - частичный переход в расчётах по товарообороту на японскую национальную валюту. Иран уже договорился с японскими компаниями о расчётах за поставляемую им нефть в иенах (ранее расчёт вёлся в долларах США). В настоящий момент в поступлениях от экспорта иранской нефти 20% приходится на японскую иену. Япония - заметный потребитель нефти на общемировом фоне, и переход в закупке нефти на её национальную валюту - серьёзный намёк всемирному нефтяному рынку, где десятилетиями властвовал американский доллар. Ирану по политическим соображениям доллар неудобен: когда расчёты идут в долларах, они корсчетами проводятся через американские банки. Соответственно американское правительство, причисляющее Иран к "оси зла", не только видит, но и контролирует их счета. Были случаи, когда американское правительство блокировало определённые счета. В японском банке американскому правительству технически тяжелее блокировать счета.

В том, что на базе Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) будет создаваться какая-либо региональная валюта, уже мало кто сомневается. Страны АСЕАН имеют все предпосылки для введения единой валюты, аналогичной евро. В 2006 году принято решение о введении единой валюты для этого региона, названной ACU. Эта валюта - среднее значение ценности валют Китая, Южной Кореи, Японии и 10 стран - участниц АСЕАН. Вопрос - сколько на это потребуется времени и как это отразится на экономиках стран региона. Не исключено, что несколько стран захотят играть активную роль стабилизирующего центра этого региона, исходя из объёмов своего внутреннего продукта, а также импорта и экспорта. В то же время существуют опасения, что ни одна страна региона не захочет войти в один валютный союз с Японией, поскольку экономики Японии и остальных стран Восточной Азии абсолютно разные: Япония - развитая страна со стареющим населением, переживающая экономический упадок, а практически все остальные - развивающиеся страны с динамично прогрессирующей экономикой и постоянным демографическим приростом.

С 2005 года существует проект создания в недалёком будущем Североамериканского союза, в который войдут как минимум три страны: США, Канада и Мексика. Соответственно будет объявлено о создании общей открытой экономической зоны и будет введена новая валюта под названием "амеро". В то же время хождение доллара США, канадского доллара и мексиканского песо в мире будет приостановлено .

Идея новой валюты, амеро, естественно, возникла не на пустом месте. В своей основе она логична и имеет право на существование. Однако отрицательные последствия для мировой экономики и устройства мира в целом значительны. Все последствия введения амеро трудно предсказать и контролировать. Новая валюта способна спровоцировать необратимые процессы во всех странах благодаря высокому уровню глобализации. Это могло бы произойти безболезненно в XIX и даже XX веке, но не сейчас.

Рассматривается также возможность создания единой валютной зоны и в Латинской Америке. Уже отказались от взаиморасчётов в долларах Аргентина и Бразилия - крупнейшие экономики Латинской Америки и первые игроки таможенного союза стран Южного конуса Латинской Америки (МЕРКОСУР).

Формированию единой латиноамериканской валюты будет способствовать создание южноамериканского блока Unasur (Union de Naciones Suramericanas), который был фактически основан в 2008 году после подписания соглашения представителями ряда латиноамериканских стран. Согласно указанному документу штаб-квартира нового альянса будет находиться в Эквадоре, единый парламент - в Боливии, а единый банк - в Колумбии. Считается, что Unasur будет строиться по тем же принципам, что и Европейский союз. До этого (в конце 2007 года) латиноамериканские страны создали свой аналог Международного валютного фонда - Banco del Sur. Он будет кредитовать проекты на территории Южной Америки. Соглашение о создании банка подписали Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Парагвай, Эквадор и Уругвай. Ожидается, что в единый блок наподобие ЕС войдут почти все страны, которые располагаются на этом континенте. Исключение составят Фолклендские острова, которые считаются территорией Великобритании и поэтому входят в Евросоюз.

Наконец, страны-участницы ещё одной организации - Боливарианской альтернативы для Америк (ALBA)  - с 2010 года ввели условную единицу взаиморасчётов, получившую название "сукре". Сначала сукре будет использоваться в виде виртуальной валюты, а переход к полноценной валюте планируется позднее. Создание региональной денежной системы с общей валютой позволит странам-участницам полностью отказаться от взаимных расчётов в долларах.

Несколько лет назад на одном из совещаний Лиги арабских государств была выдвинута идея создания новой арабской валюты, причём такая единая валюта - динар Залива (или халиджи ) - будет привязан к корзине валют, включающей доллар США, евро, японскую иену и британский фунт стерлингов. На самом начальном этапе не исключается привязка единой арабской валюты только к американскому доллару. Позднее доли в корзине должны распределиться следующим образом: на доллар будет приходиться 45%, на евро - 30%, доля иены составит 20%, доля британского фунта - 5%.

Это должно облегчить расчёты при обмене товарами и услугами и повысить вес организации на международном уровне, подтвердив серьёзность намерений участвующих государств на пути к дальнейшей интеграции. "Заявки" уже подали четыре страны из шести: Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн, Саудовская Аравия, Катар. В настоящее время арабские страны ориентируются на американскую валюту. Из шести стран-членов только Кувейт в 2007 году рискнул отойти от этого и привязал свой динар к корзине валют, учитывая не только доллар, но ещё и евро, иену и фунт стерлингов .

В 2004 году правительство Малайзии ввело в обращение золотой динар в качестве параллельной национальной валюты. Монеты выполнены из золота высшей пробы в соответствии с канонами ислама. В качестве неофициального платёжного средства золотой динар уже далеко не первый год присутствует в частном обороте в 22 мусульманских странах, причём его чеканка осуществляется не менее чем в четырёх странах. Особенность инициативы Малайзии заключается не только в том, что она решила придать динару более официальный статус. Главная идея состоит в использовании золотого динара в качестве коллективного расчётного средства исламских стран.

Сегодня золотой динар используется в расчётах между Малайзией, Брунеем, Ираном, Бангладеш, Йеменом, Мальдивами и некоторыми другими исламскими странами. Межгосударственные расчёты между этими странами осуществляются в золотых динарах по согласованным ценам и тарифам на товары и услуги во взаимной торговле. Страны договорились совместно поддерживать золотовалютный курс таких денег Большинство этих стран будут использовать золотой динар только для внешних расчётов. Во внутреннее обращение золотой динар планируют ввести Йемен, Судан, Бангладеш, Ливия, Мавритания, Танзания.

Уже несколько лет подряд возможность введения единой валюты изучают ряд стран Южной Африки. В последние годы 8 из 16 стран Экономического сообщества государств Западной Африки (ЭКОВАС) задались целью создания эффективной системы сотрудничества в сфере валютных отношений при помощи введения коллективной валюты - афро. Первоначальными требованиями к странам ЭКОВАС в вопросе формирования единой денежной системы были: достижение соотношения дефицита бюджета к уровню ВВП менее 4%, создание резерва центральных банков в иностранной валюте не менее четырёхмесячной стоимости импорта. Для большинства стран - членов ЭКОВАС данные требования по сей день остаются труднодостижимыми. Несмотря на это, некоторые страны - члены ЭКОВАС: Нигерия, Сьерра-Леоне, Гана, Гамбия, Либерия и Гвинея - всё же договорились создать Западноафриканский валютный фонд и Центральный банк Западной Африки. Первым реальным шагом на пути к созданию единой валютной системы было принятое в 1998 году решение ввести в регионе единые туристские чеки, выпущенные в западноафриканских расчётных единицах (ЗАРЕ), которые принимались к оплате всеми банками.

По мнению МВФ, Африка ещё не готова к введению в обращение единой валюты. Эксперты МВФ полагают, что создание афро приведёт к ухудшению экономической ситуации в большинстве стран - участников нового валютного союза.

В связи с рядом существующих проблем сроки введения единой африканской валюты не единожды смещались. Необходимость создания макроэкономической стабильности называлась необходимым условием плана введения общей валюты. Экономическая ситуация в регионе не позволяет проводить согласованную экономическую политику, иметь одинаково низкие темпы инфляции и процентные ставки. А без этого единая валюта существовать не может. Кроме этого, ещё не решено, что будет положено в основу новой валюты - национальные деньги государств-участников или евро.

В начале 2006 года об объединении национальных валют заявляли Австралия и Новая Зеландия. На правительственном уровне было решено детально изучить возможности такого шага, учитывая значительный объём взаимного товарооборота.

Пока эксперты всего мира увлечённо подыскивают альтернативу доллару в качестве резервной валюты, на родине нынешнего глобального платёжного средства назревает денежная революция. Около полутора десятков американских штатов требуют разрешить использование золота и серебра в качестве расчётного инструмента. По сути речь идёт о пресловутом золотом стандарте, который благодаря кризису приобрёл новое очарование в глазах многих экономистов, в том числе самого высокого уровня.

Широкий резонанс получила инициатива парламентариев штата Юта, принявших закон о легальном использовании золота и серебра в торговых расчётах. Документ предусматривает отказ штата от налога на золото, которое до этого приравнивалось к активам, а не к средству оплаты товаров и услуг. Американский штат Южная Каролина уже достаточно долго проводит политику, направленную на усиление независимости от федерального правительства, с целью введения в денежное обращение новой валюты штата (также из золота и серебра). По заявлениям адептов этой политики, появление новых денег позволит штату избежать серьёзных экономических потерь в случае обрушения федеральной резервной системы при наступлении очередного финансового кризиса. Вирджиния, Техас и Джорджия также рассматривают возможность принятия аналогичных мер по защите от экономической катастрофы. При этом законодательство США сохраняет за штатами возможность использовать собственную валюту.

Недавно в конгресс США был внесён на рассмотрение законопроект, который должен отменить доллар как единственное платёжное средство США и легализовать частные монетные дворы. К слову, достаточно успешная попытка создать частную валюту в стране тоже уже имеется. Проект "свободный доллар", запущенный в 1998 году, просуществовал более десяти лет. Золотые и серебряные монеты чеканились в Индиане. На них была изображена голова статуи Свободы и красовалась надпись In God We Trust - такая же, как на официальных американских монетах.

Инициаторы подобных проектов и законов на самом деле мечтают вовсе не о том, чтобы в их кошельках позвякивали монеты из драгоценных металлов. Истинная цель имеет скорее идеологическую ценность, нежели практическую. Таким образом американцы протестуют против излюбленной привычки монетарных властей по всякому поводу включать печатный станок, ослабляя национальную валюту, что, в свою очередь, грозит гиперинфляцией. По данным Gallup, за последние десять лет число жителей США, убеждённых, что ФРС "хорошо" или "прекрасно" справляется со своими обязанностями, сократилось с 53 до 30%. А опрос, проведённый агентством Bloomberg, показал, что 16% американцев выступают за полное упразднение ведомства.

В настоящее время на юге Германии обращается около 20 альтернативных валют (роланды, канвасы, камензетцеры, звёздные талеры, юстусы и др.). По данным Объединения региональных валют ФРГ, каждые два месяца появляются новые региональные деньги, в скором времени на рынок выйдет около 30. В большинстве случаев они выпускаются как демонстрация протеста против глобализации, для стимулирования местной торговли, а не в порядке тщательно продуманного экономического эксперимента. Однако они, возможно, получат более широкое распространение, если классическая денежная политика окончательно себя дискредитирует.

Новый вид денег пока не обрёл экономической значимости. Обращение таких валют не превышает 300 тыс. евро, что является почти незаметной величиной на фоне 155 млрд. евро в банкнотах и монетах, которые обращаются в Германии. По мнению экономистов, до тех пор пока их доля не превысит 5% от общего оборота денежной массы, проблем не возникнет.

Английский город Бристоль совсем недавно ввёл собственную валюту - бристольский фунт. На первых порах будет выпущено четыре вида банкнот - номиналом по 1, 2, 5 и 10 фунтов. Представители местного малого бизнеса (по состоянию на конец 2012 года таких было 250) подписали соглашение о готовности принимать к оплате новые деньги. Сами предприниматели смогут использовать местную валюту для уплаты налогов. А администрация городского совета уже предложила 17 тысячам своих сотрудников получать часть зарплаты в бристольских фунтах.

В деле печатания собственных денег Бристоль в своей стране отнюдь не первопроходец: уже через год после начала глобального кризиса собственной валютой могли похвастаться четыре административных образования Англии, в том числе один городской район - лондонский Брикстон. Получая хотя бы часть зарплаты в локальной валюте, жители города вынуждены будут тратить эти деньги там, где их принимают, т.е. чаще покупать товары местного производства и пользоваться услугами местного бизнеса.

Как показывает опыт, чаще подобные эксперименты имеют ограниченное влияние на экономику региона, поскольку даже в рамках территориального образования принимаются локальные деньги не повсеместно. Однако наряду с очевидными минусами у подобного механизма стимулирования есть и плюсы. Помогая развитию местного бизнеса, он одновременно способствует созданию новых рабочих мест. Кроме того, собственная валюта в меньшей степени подвержена инфляции. Но сточки зрения развития цивилизации возникновение подобных очагов денежной самостоятельности, безусловно, является шагом назад. Попытки обособиться и обезопасить свой маленький мирок от внешних потрясений свидетельствует о потере доверия к мировым и даже национальным валютам, к правительствам, которые никак не могут справиться с текущими проблемами, к экономическим моделям, не оправдавшим ожиданий, и к экономистам, не способным предложить их эффективной замены. Сегодня инициатив, подобных бристольской, в мире насчитывается свыше 4000.

Что касается российского рубля, то на его долю в мировых валютных транзакциях приходится чуть более 0,1%. Этого, конечно, недостаточно. Чтобы придать рублю России статус мировой резервной валюты, необходимо продвинуть его в резервные активы других государств до уровня 20% от общего объёма валютных резервных активов в мире (равного почти 3 000 000 млн. долл.), т.е. в объёме 15 триллионов рублей.

Поскольку валюты эмитируются государствами, финансы - это не столько экономика, сколько большая политика. И, как представляется, задачу продвижения резервной валюты нужно решать в том числе политически, увязывая эту тему с поставками тех же нефти и газа. Например, поставлять их только в те страны, которые формируют рублёвые резервы.

В настоящее время уже идёт переход торговли нефте- и газоресурсами на рубли. России, конечно, выгодно, чтобы её энергоресурсы котировались в рублях и чтобы мы получали плату за них в рублях. В этом случае зарубежный импортёр будет сначала покупать рубли, чтобы на эти рубли купить нефть. Кредитных линий у российских банков открыто крайне мало, поэтому выгоднее эти операции проводить в США, где таких межбанковских линий много.

Перспективы мирового финансового порядка

Самое сложное состоит в том, что мир должен не просто придумать новую мировую валюту, но и в качестве её основания предложить новый механизм получения прибыли в мировой экономике. Без этого эффекта не получится, а просто будет происходить процесс оштукатуривания старого дома, у которого уже сгнил фундамент. Только после создания механизма, на котором будет построена мировая экономика в следующую эпоху, можно будет реально говорить о новой мировой валюте. Пока такого механизма не существует.

Ряд экспертов считают, что с устранением доллара как мировой резервной валюты не следует торопиться до тех пор, пока экономики большинства стран крайне зависят от ситуации на международном валютном рынке, связанной с курсом доллара и с его стабильностью. Тем более что последнее кризисное время в целом показало: доллар выполняет свою мировую функцию - начиная с осени 2008 года он подорожал фактически ко всем крупным мировым валютам.

Представители многих политических элит не раз заявляли, что доллар и его курс является орудием в руках американской финансовой системы, ФРС и властей США, и они используют его для того, чтобы в ходе борьбы с кризисом получить максимальную выгоду. Такой способ действия очень невыгоден, например, Китаю как стране, обладающей большими валютными резервами, и России, обладающей большими запасами природных ресурсов. И даже если другая валюта заменит доллар, это не поможет избавиться от недостатков всей системы, в центре которой находится одна суверенная валюта. Именно поэтому и возникла идея с созданием наднациональной валюты. А переходным методом могла бы стать система, в которой несколько мировых национальных валют играют роль резервных и между ними существуют отношения определённого сотрудничества. Разумеется, сложно ожидать, что за короткий период удастся резко поменять мировую финансовую систему, но кое-что всё-таки можно предпринять, действуя даже в рамках существующий системы МВФ. Например, стоит подумать над тем, чтобы ввести ограничения для резкого изменения курса мировых резервных валют и ограничения их эмиссии.

Таким образом, возможности создания альтернативы доллару выглядят пока не вполне конкретными: для этого не существует видимых предпосылок и необходимых условий. Некоторые специалисты не исключают, что ажиотаж вокруг супервалюты стал тактическим ходом одного из крупных мировых игроков, направленным на решение совершенно конкретных задач. Подтверждением тому может стать тот факт, что самый активный приверженец новой валюты, Китай, неожиданно отказался от своей "розовой мечты". В свою очередь, США так же "неожиданно" забыли о своих извечных требованиях к Поднебесной относительно прекращения сдерживания роста юаня.

Тем не менее работа над её созданием идёт достаточно быстрыми темпами на уровне правительств, центробанков и парламентов. Известно, что вопрос глобальной денежной единицы не раз обсуждался на закрытых слушаниях в конгрессе США и парламенте Великобритании. И, скорее всего, новая единая валюта будет формироваться по пропорциональному принципу, с учётом экономического веса всех участников.

Ряд экспертов не исключают, что лет через десять США окажутся банкротом. Только не стоит думать, что этот факт быстро признают: государство будет предпринимать всё возможное, чтобы избежать такого сценария. Быстрее всего потеря позиций США может проявиться в дедолларизации мировой экономики - глобальном отказе центральных банков от доллара.

Заслуживает внимания концепция поэтапного введения единой мировой валюты через создание на начальной стадии региональных валют. Поскольку только 3-4% мировых финансовых потоков служит для оплаты товаров или услуг, а остальная масса курсирует между биржевыми площадками в поиске максимальной прибыли, то как раз региональные валюты и могли бы смягчить негативные последствия глобальных финансовых спекуляций, поскольку обращаются в основном на локальном уровне.

Может так получиться, что со временем будет три наиболее используемых мировых валюты: доллар, евро и коллективная азиатская валюта - исходя из тех размеров экономики, которая у данных центров будет складываться, и размеров внешней торговли. Не исключено, что в каком-то обозримом будущем в конце концов появится евразийская валюта (евраз), исходя из того что по объёму ВВП, населению и площади данный континент лидирует (особенно по первым двум показателям). В мировой экономике хватит места не только для двух-трёх, а даже для большего количества всемирных валют. Это лишь повышает возможности глобального экономического порядка.

Появление идеи новой глобальной валюты, идущей на смену американскому доллару, продиктовано также и желанием мировых держав сохранить условия своего лидерства на долгие годы вперёд. Таким образом, они намерены исключить ряд оснований для возникновения кризисов. Судя по тому, что в процессе участвует Британия, так оберегающая свой фунт, можно предположить, что дело действительно обстоит серьёзно.

Естественно, Запад, и в первую очередь США, будет стремиться оставить за собой контроль как над мировыми рынками капитала, так и над основными сырьевыми рынками и тем самым снизить возможность экономического шантажа со стороны производителей сырья. Доллар может остаться ведущей резервной валютой, но мы должны будем вернуться к более адекватному распределению, наподобие того, которое было 15-20 лет назад. Тогда доля доллара в резервах стран составляла около 65%.

Относительно недавно глава Всемирного банка Роберт Зеллик призвал к вводу нового золотого стандарта, на основе которого бы базировались обменные курсы ведущих мировых валют. В своей статье, опубликованной в газете Financial Times, он заявил о необходимости создания новой Бреттон-Вудской системы, которая должна прийти на смену современной - Ямайской.

Р. Зеллик полагает, что ведущие мировые экономические державы должны рассмотреть применение модифицированного глобального золотого стандарта для руководства в движении валютных курсов. Бреттон-Вудская система II должна будет включать пять ключевых мировых валют: доллар, евро, фунт стерлингов, иену и китайский юань, который постепенно превращается в мировую валюту. Золото будет играть роль стандарта для определения курса валюты, однако его стоимость тоже будет расчётной. Её будут определять на основе рыночных ожиданий инфляции, дефляции и будущей стоимости валют.

Старая Бреттон-Вудская валютная система просуществовала с 1945 по 1971 год. После Второй мировой войны основной валютой при международных расчётах стал американский доллар, курс которого был зафиксирован к золоту (35 долл. за унцию); кроме того, были установлены твёрдые обменные курсы для валют стран - участниц системы к ключевой валюте.

Одной из опасностей принятия системы золотого стандарта для такой страны, как Россия, сегодня является то, что другие крупные страны, например США, Япония и еврозона, могут продолжить свои программы "лёгких денег", т.е. обесценивания валюты. Это приведёт к снижению этих валют относительно рубля, привязанного к золоту. Другими словами, стоимость доллара может упасть до 15, или 10, или даже 5 рублей. Это может быть довольно сложным с точки зрения торговли, так как Россия наводнена дешёвым импортом. С другой стороны, Россия могла бы покупать американские активы очень дёшево. Было бы разумней, если бы крупные страны перешли на золотой стандарт вместе. Россия может объединиться с Китаем в этой области.

И всё же, как представляется, возврат к политике золотого стандарта, скорее, невозможен. При всех его достоинствах и недостатках главная проблема заключается в следующем: в экономике, построенной на основе золотого стандарта, гарантировалось, что каждая выпущенная денежная единица может по первому требованию обмениваться на соответствующее количество золота. Выдержать в современных условиях требование о соответствии количества денежных средств в обороте физическому наличию золота практически уже невозможно из-за большого количества бумажных денег, находящихся в обращении и уже давно не обеспеченных золотом. Именно это и стало ещё в 1971 году причиной краха этой системы. Именно это делает невозможным использование такой системы и сейчас.

Но и ничего фантастического в этом сценарии нет Достаточно посмотреть на статистику скупки металла центральными банками всего мира, в том числе и европейскими. Если мир возвратится к золотому стандарту, то необходимо будет переиндексировать денежную базу в реальном времени эквивалентной цены на золото, которая составит около 6300 долл. за тройскую унцию.

При этом экономические преимущества США сохранятся по двум основным причинам: США остаются лидером по запасам золота и удельному весу ВВП в мире. Главный выигрыш для России состоит в том, что Россия получит независимую валюту, так как стоимость рубля будет привязана к золоту, и таким образом будет нивелирован внешний фактор базовой стоимости рубля.