Cодержание правоотношений при пользовании банковскими ячейками

Дата публикации: 
03.07.2015

банковская ячейка

Действующий Гражданский кодекс РФ (ст. 921 и 922) устанавливает следующие формы хранения ценностей в банке: хранение, оформляемое именным сохранным документом; хранение с предоставлением и использованием индивидуального банковского сейфа.

Договор хранения с предоставлением индивидуального банковского сейфа может быть заключен с наличием или отсутствием ответственности банка за содержимое сейфа. Согласно п. 4 ст. 922 ГК РФ к договору хранения с предоставлением индивидуального банковского сейфа без ответственности банка за содержимое банковского сейфа применяются положения об аренде.

В банковской практике наиболее распространенной услугой банков является предоставление клиентам в пользование банковских ячеек, размещенных в защищаемом хранилище, без составления описи предметов вложения в банковскую ячейку. При этом отдельно банком оговаривается, что он не несет ответственность за сохранность предмета вложения в банковскую ячейку. Думается, что данное положение не соответствует условиям предоставления ячеек в пользование: установление особых условий доступа, нахождение ячейки в технически укрепленном помещении и т.д. В связи с чем представляется необходимым провести правовой анализ данных отношений, для того чтобы определить фактическое содержание отношений между банком и клиентом, наличие или отсутствие связи с договором хранения (указанным в ст. 922 ГК РФ) и договором аренды (указанным в п. 4 ст. 922 ГК РФ). Далее по тексту статьи конструкция, облекающая правоотношения, формируемые между банком и клиентом при оказании услуги по предоставлению в пользование банковской ячейки в хранилище и особыми условиями доступа, будет именоваться "договор об использовании банковской ячейки". Данное наименование условно и необходимо при исследовании для формального отграничения конструкции от договора хранения и договора аренды.

Детальный анализ указанных в ст. 922 ГК РФ типов договоров свидетельствует о терминологических неточностях, допущенных законодателем при определении правоотношений, возникающих между клиентом и банком, а также места хранения.

Клиент не может начать использование некоего выделенного места для хранения без осуществления банком действий по предоставлению такого места в пользование клиенту: передачи ключей доступа либо иного знака или документа, удостоверяющего право клиента на доступ к месту. С другой стороны, только "предоставление" места не является целью заключаемого между банком и клиентом договора. В рассматриваемых правоотношениях, получив доступ к выделенному банком месту, клиент намерен его использовать для сохранения ценностей.

Таким образом, в обоих случаях, описанных в ст. 922 ГК РФ, клиенту предоставляется и клиент использует некое выделенное банком место для хранения ценностей. В связи с чем использование в ГК РФ глаголов "предоставлять" и "использовать" для разграничения форм хранения представляется необоснованным.

Как следует из содержания п. 2 и 3 ст. 922 ГК РФ, конструкции договора хранения с использованием и договора хранения с предоставлением индивидуального банковского сейфа отличаются друг от друга: наличием контроля, в том числе со стороны банка, за помещением/изъятием клиентом ценностей в/из индивидуальный банковский сейф; наличием/отсутствием приема ценностей банком от клиента при помещении ценностей в индивидуальный банковский сейф и выдачи ценностей банком клиенту при изъятии ценностей из индивидуального банковского сейфа.

Контроль, в том числе со стороны банка, за помещением и изъятием клиентом ценностей в и из индивидуального банковского сейфа - как необходимое условие разграничения договоров - является не убедительным. В обоих случаях контроль со стороны банка существует, так как клиент должен соблюсти процедуру допуска к месту, где расположен индивидуальный банковский сейф. При предоставлении доступа к индивидуальному банковскому сейфу, а также при работе клиента с сейфом банк контролирует клиента, равно как и факты исполнения клиентом необходимых процедур.

Таким образом, деление договоров хранения ценностей в банке на договор хранения с использованием банковского сейфа и договор хранения с предоставлением банковского сейфа с ответственностью и без ответственности банка за содержимое банковского сейфа, представленное в ст. 922 ГК РФ, не имеет теоретического обоснования. В свою очередь, отсутствие четкого теоретического обоснования представленных в ст. 922 ГК РФ типов договоров хранения ценностей в банке препятствует однозначной идентификации договорной конструкции - основы формирующихся правоотношений. Например, в ст. 922 ГК РФ отсутствует ответ на вопрос: является ли договор о предоставлении индивидуального банковского сейфа с ответственностью за содержимое сейфа договором хранения с использованием банковского сейфа?

Для определения места хранения ценностей в банке ст. 922 ГК РФ использует категорию "индивидуальный банковский сейф". Согласно п. 1 ст. 922 ГК РФ индивидуальный банковский сейф представляет собой банковский сейф, ячейку банковского сейфа, изолированное помещение в банке. Понятие "индивидуальный банковский сейф" иные акты действующего законодательства не содержат. Согласно ГОСТ Р 52437-2005 "Средства защитные банковские. Депозитные и индивидуальные сейфы. Общие технические условия", утвержденному Приказом Ростехрегулирования от 28 декабря 2005 г. N 420-ст (далее - ГОСТ Р 52437-2005), "депозитный сейф (ячейка) - устойчивое к взлому и (или) огнестойкое средство защитное банковское, относящееся к классу встраиваемых сейфов, предназначенное для сохранности ценностей физических лиц на территории банка". Таким образом, ячейка банковского сейфа представляет собой сейф, встроенный в другой сейф.

В соответствии с ГОСТ Р 52437-2005 индивидуальный сейф представляет собой встраиваемое, устойчивое к взлому и (или) огнестойкое средство, предназначенное для сохранности ценностей физических лиц в банках, офисах, квартирах или других помещениях.

Положение о порядке ведения кассовых операций и правилах хранения, перевозки и инкассации банкнот и монеты Банка России в кредитных организациях на территории Российской Федерации (утв. Банком России 24.04.2008 N 318-П, далее - Положение N 318-П), в свою очередь, использует категорию "банковский сейф" для определения хранилища банка, т.е. изолированного места (помещения) в банке, используемого не для индивидуализации ценностей конкретного клиента, а для решения операционных задач банка при работе с ценностями, принадлежащими как банку, так и клиентам банка. Таким образом, с точки зрения банковского законодательства банковский сейф представляет собой место общего пользования и не может быть индивидуальным.

Следуя логике банковского законодательства, регулирующего понятие "банковский сейф", ячейка банковского сейфа представляет собой отдельное выделенное место (короб), расположенное в хранилище банка. На практике ячейка, предоставляемая банками в пользование клиентам, не соответствует требованиям к укрепленности и безопасности, предъявляемым к сейфам, и может быть предназначена только для индивидуализации ценностей клиента.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что банковским сейфом следует считать предназначенное для общего пользования специальное помещение депозитария банка (хранилища), в котором расположены банковские ячейки клиентов и которое оборудовано специальными техническими устройствами (бронированная сейфовая дверь, специальные замки, решетки, охранная сигнализация и т.п.). В свою очередь, банковская ячейка представляет собой часть помещения банковского хранилища (сейфа), которое предназначено для индивидуализации вещей клиента. Таким образом, нормы ст. 922 ГК РФ, регулирующие хранение в индивидуальном банковского сейфе, не могут быть применены к банковским сейфам, так как последние представляют собой места общего пользования.

Содержание договора хранения составляют действия по приему вещи на хранение, обеспечению ее сохранности, возврату поклажедателю. Действующие банковские правила  не содержат обязанности банка по договору об использовании банковской ячейки принять от клиента вещь, поместить ее в банковскую ячейку, а по истечении определенного срока осуществить возврат той вещи, которая была помещена в ячейку. Предполагается, что банк не знает, что именно было помещено клиентом в ячейку, так как фактически не участвует в процессе пользования клиентом ящиком. Символическая передача вещей "из рук" клиента "в руки" представителя банка при помещении ценностей в ячейку и обратная операция при прекращении договора отсутствуют, т.е. договор, заключаемый на практике кредитными организациями, не содержит традиционных для хранения элементов. Следовательно, нормы ст. 922 ГК РФ, регулирующие хранение ценностей в индивидуальном банковском сейфе, к правоотношениям по использованию банковской ячейки не могут быть применимы.

Договоры об использовании банковской ячейки, заключаемые на практике кредитными организациями, исключают ответственность кредитной организации за сохранность конкретных видов имущества, помещенных в банковскую ячейку и не определенных индивидуально при передаче банку.

Отсутствие обязанности со стороны банка по обеспечению сохранности индивидуально-определенной вещи, помещенной в банковскую ячейку, на первый взгляд сближает конструкции иррегулярного хранения и договора об использовании банковской ячейки. Однако договор иррегулярного хранения заключается в отношении такого родового имущества поклажедателя, которое подлежит смешению с вещами такого же рода и качества других поклажедателей либо самого хранителя. Поклажедателю гарантируется лишь возврат такого же количества вещей того же рода и качества. Поэтому хранителю разрешается заменять переданные на хранение вещи, допускается применение режима ответственного хранения. Рассматриваемые права хранителя порождают споры относительно того, переходит ли к нему право собственности поклажедателя в отношении переданных на хранение вещей. Сторонники одной точки зрения утверждают, что право собственности при иррегулярном хранении переходит к хранителю: "...если кто-нибудь должен вернуть не те же самые вещи, а их однородный эквивалент, уже один этот факт доказывает, что противостоящий ему управомоченный обладает обязательственным правом требования, а не правом собственности" . Данную точку зрения поддерживал также М.М. Агарков . Согласно другой точке зрения право собственности остается у поклажедателя . Представляется, что первая точка зрения наиболее соответствует особенностям иррегулярного хранения, так как наличие права собственности у поклажедателя лишает хранителя права производить какие-либо действия с предметом хранения, в том числе смешивать с вещами того же рода (т.е. обезличивать).

Указанные правовые особенности договора иррегулярного хранения в виде права хранителя на замену переданного на хранение имущества вещами того же рода и качества, а также переход права собственности на вещи от клиента к хранителю позволяют разграничить договор об использовании банковской ячейки и договор иррегулярного хранения. В результате заключения договора об использовании банковской ячейки ценности клиента, помещаемые в банковскую ячейку, никогда не определяются ни индивидуально, ни путем обозначения их родовых признаков. Право собственности на имущество клиента также не переходит к банку, следовательно, правоотношения, возникающие между банком и клиентом при предоставлении в пользование банковской ячейки, не могут регулироваться нормами о договоре иррегулярного хранения, поскольку не содержат обязанности банка принимать на хранение имущество клиента.

Согласно ст. 891 ГК РФ хранитель для обеспечения сохранности вещи обязан предпринять все предусмотренные договором меры. Данная обязанность подразумевает наличие в соглашении между сторонами перечня тех действий, которые должен осуществить хранитель с учетом предмета хранения, срока хранения и прочих существенных для хранения в целом условий. При отсутствии в договоре условий о мерах или неполноте таких мер хранитель должен принять для сохранности вещи меры, соответствующие обычаям делового оборота и существу обязательства. Данное правило характерно для хранения в целом и необходимо для случаев, когда существенным является предмет хранения (прежде всего, свойства предмета хранения), срок хранения, статус хранителя. Формуляры договоров об использовании банковской ячейки, применяемые банками, содержат обязанность кредитной организации обеспечить недоступность ячейки для третьих лиц, т.е. сохранность банковской ячейки. Указанной обязанности соответствует право клиента требовать безопасных условий помещения, нахождения в течение определенного срока в ячейке и изъятия из ячейки вещей, представляющих для клиента определенную ценность, т.е. сохранности этих вещей. Данный элемент - обеспечение сохранности - общий критерий, который существует в конструкциях договора об использовании банковской ячейки и договора хранения. Вместе с тем применительно к договору об использовании банковской ячейки данный критерий имеет ряд особенностей. Условие договора о помещении ценностей в банковскую ячейку само по себе не является специальным условием хранения, а представляет собой способ индивидуализации вещей конкретного клиента. Предметом договора об использовании банковской ячейки являются действия банка по осуществлению мер, направленных на обеспечение охраны банковского хранилища, в котором расположена банковская ячейка, своими силами или с привлечением третьей стороны, с использованием систем видеонаблюдения и без таковых, исключение доступа неуполномоченных лиц к банковскому хранилищу и банковской ячейке, обеспечение противопожарной безопасности. В результате осуществления указанных мер безопасности обеспечивается контроль со стороны банка за помещением, где находится предоставленная клиенту ячейка.

Таким образом, можно сделать вывод о наличии элементов договора охраны в договоре об использовании банковской ячейки. Вместе с тем договор об использовании банковской ячейки не является разновидностью договора охраны. Охрана предполагает обеспечение неприкосновенности территории заказчика, т.е. некоего объекта, на котором размещено некое ценное для лица имущество, состав которого охранной организации не известен. Так, например, согласно Федеральному закону от 14 апреля 1999 г. N 77-ФЗ "О ведомственной охране" задачами охранной организации являются: защита охраняемых объектов от противоправных посягательств; обеспечение на охраняемых объектах пропускного и внутриобъектового режимов; предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений на охраняемых объектах. Охрана обычно осуществляется специализированными организациями, к которым не относится кредитная организация. То есть имеют место гражданско-правовые отношения между банком и третьим лицом (охранной организацией) по обеспечению сохранности банковского имущества, а не собственником вещи, помещенной в банковскую ячейку на хранение, и охранной организацией. Осуществляя действия по обеспечению сохранности своего имущества, банк в том числе выполняет задачи по обеспечению недоступности для третьих лиц хранилища и находящихся в нем банковских ячеек. Дополнительного внимания заслуживает тот факт, что по договору охраны на клиента обычно возлагается обязанность по предварительной подготовке места охраны. Напротив, в соответствии с договором об использовании банковской ячейки кредитная организация, а не ее клиент обязана обеспечить клиента специализированной ячейкой, расположенной в охраняемом хранилище с определенной системой доступа.

В соответствии с п. 4 ст. 922 ГК РФ на отношения между клиентом и банком при хранении ценностей в индивидуальном банковском сейфе в случае отсутствия ответственности банка за содержимое банковского сейфа распространяются правила о договоре аренды.

В соответствии с формуляром договора об использовании банковской ячейки ОАО "Россельхозбанк" "банк предоставляет клиенту во временное пользование (аренду) индивидуальную сейфовую ячейку N... размером... находящуюся в депозитном сейфе N... расположенном по адресу, а клиент принимает и обязуется оплатить арендную плату за пользование ячейкой и страховой депозит" , АКБ "ФОРА-БАНК" (ЗАО): "Банк предоставляет арендатору на срок с... по... включительно за плату во временное пользование индивидуальный банковский сейф N... (далее - сейф), а арендатор обязуется использовать предоставленный сейф для хранения денежных средств, ценных бумаг, ценностей и документов" . Приведенные выдержки из формуляров, используемых кредитными организациями, свидетельствуют о наличии в отношениях банка и клиента элементов договора аренды: передача одним лицом в пользование другого лица определенного имущества на определенный срок за плату.

Одновременно в соответствии с правилами предоставления банковских ячеек в пользование, установленными кредитными организациями, содержание правоотношений между клиентом и банком, формируемых при помещении клиентом ценностей в ячейку, не исчерпывается предоставлением банковской ячейки в пользование клиенту. Так, согласно Правилам предоставления в аренду индивидуального банковского сейфа ЗАО "ВТБ 24" (п. 4.1) банк обязан: "...осуществлять контроль за доступом в хранилище, в котором находится банковская ячейка, обеспечивающий невозможность доступа посторонних лиц к ячейке без ведома клиента; обеспечивать клиенту либо доверенным лицам клиента беспрепятственный доступ к ячейке, возможность помещения ценностей в ячейку; не разглашать третьим лицам сведения о факте предоставления ячейки клиенту в аренду, о клиенте и условиях договора, заключаемого с клиентом, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и другие" . Похожий перечень обязательных действий банка содержится в формуляре договора Акционерного коммерческого банка "Абсолют Банк" (открытое акционерное общество) . Приведенные выше условия устанавливают в качестве дополнительной обязанности банка осуществление мероприятий по охране (контролю) хранилища, в котором находится ячейка, для целей предотвращения доступа к ячейке посторонних лиц. Представляется, что данная обязанность обеспечивает реализацию цели (интереса), с которой клиент заключает договор об использовании банковской ячейки и помещает некие ценные вещи в ячейку, а именно сохранение ценностей.

Согласно п. 1 ст. 607 ГК РФ в аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи). Банковская ячейка относится к виду непотребляемых вещей и в целом может быть объектом аренды. Вместе с тем, как было установлено выше, банковская ячейка является частью хранилища банка, организуемого кредитной организацией для решения операционных задач банка при работе с ценностями, т.е. для служебных целей. Описанный в Положении N 318-П порядок использования хранилища не предполагает возможности сдачи его части в аренду физическим и юридическим лицам. Согласно п. 19.4 Положения N 318-П кредитным организациям предоставляется возможность самостоятельно определять виды ценностей, хранящихся в хранилище ценностей, и порядок их хранения. Данное обстоятельство может быть использовано для правоотношений, возникающих между клиентом и банком (возможность помещения ценностей клиента на хранение в хранилище), но только тех, которые предполагают отношения хранения, что прямо определяет указанная норма. На основании изложенного предполагается логичным вывод о том, что банковская ячейка как часть помещения банка, используемого сотрудниками банка для выполнения служебных целей, не может быть объектом аренды.

Таким образом, договор об использовании банковской ячейки, заключаемый на практике кредитными организациями, содержит некоторые элементы договора хранения, договора аренды, договора охраны. Наличие элементов нескольких договорных конструкций в одном соглашении может свидетельствовать или о заключении смешанного договора, или о формировании нетипичного для гражданского права вида договора. Поэтому для полноты исследования правоотношений между банком и клиентом представляется необходимым определить: является ли правовая природа договора об использовании банковской ячейки смешанной или единой?

Основной практической проблемой при заключении смешанного договора является выбор применимого права. Римские юристы определяли смешанный договор как одно целое (unum negotium), а возникающие при его исполнении проблемы (обычные или нетипичные) могли решаться с помощью иска, соответствовавшего преобладающему элементу . Выбор существенного элемента реализовывался путем придания какому-либо одному действию ведущего значения. Однако очевидно, что подобные квалификации имели практические погрешности, что могло влиять на баланс интересов договаривающихся сторон.

Как справедливо полагает С.К. Соломин, "цель заключенного смешанного договора и опосредуемые им отношения обязательно определят в качестве доминирующего лишь одно обязательство, соответственно определят и доминирующий, заимствованный из какого-либо известного гражданскому праву договора элемент, правила о котором будут подлежать применению".

Определение доминирующего обязательства в договоре об использовании банковской ячейки в случае его идентификации как смешанного договора не представляется возможным. Если таким ведущим элементом будет договор хранения, становится важным факт передачи вещи от клиента банку. Данное условие не может быть исполнено, так как цель клиента - обеспечить сохранность вещи, "сокрыть" ее от третьих лиц. Установление в качестве доминанты договора аренды также не может быть реализовано. Аренда части служебного помещения не предусмотрена действующим законодательством. Правила договора аренды не предусматривают обязанности банка обеспечить недоступность ячейки, ее охрану. Цель договора охраны - обеспечить недоступность имущества на территории заказчика, имеющей определенные границы, возможность для размещения охраны и т.п. Очевидно, что такой территорией является только хранилище банка. Банковская ячейка к такой территории не относится.

В связи с указанными обстоятельствами отсутствует возможность определить закон, которым будут регулироваться правоотношения между клиентом и банком, и соответственно сделать обоснованный вывод о том, что договор об использовании банковской ячейки является смешанным договором.

Таким образом, договор об использовании банковской ячейки не является типом известного гражданскому праву вида договора, а представляет собой не поименованный в Гражданском кодексе РФ договор sui generis. Предмет данного договора составляют следующие действия банка:

- по предоставлению в распоряжение клиента части охраняемого банковского сейфа в виде индивидуально-определенной банковской ячейки, для целей хранения в ней любых вещей клиента, прямо не запрещенных договором;

- по оборудованию банковского сейфа (хранилища) специальными техническими устройствами, обеспечивающими безопасность помещенных в ячейку вещей (бронированная дверь, решетки, камеры наблюдения, пожарная и охранная сигнализация и т.п.);

- по охране банковского сейфа (хранилища) от несанкционированного проникновения третьих лиц, пожара, иных прямо согласованных в договоре опасностей;

- по реализации комплекса мер, направленных на исключение несанкционированного клиентом доступа к содержимому банковской ячейки со стороны банка и третьих лиц, за исключением случаев, установленных законом или договором;

- по обеспечению доступа клиента и его представителей к содержимому банковской ячейки в порядке, установленном договором.

Подводя итог проведенному исследованию, необходимо отметить, что определение правоотношений, складывающихся между банком и клиентом при помещении ценностей на хранение в банковскую ячейку, в нетипичную для гражданского законодательства договорную конструкцию имеет практическое значение в рамках концепции развития гражданского законодательства и совершенствования банковский практики, в том числе в части восполнения пробелов нормативного регулирования сферы оказания подобных услуг, обеспечения баланса интересов банка и клиента, повышения качества банковских услуг.