Комментарий к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162

Дата публикации: 
14.09.2014

В комментируемом документе Президиум ВАС на конкретных примерах из судебной практики проиллюстрировал подходы к разрешению споров, рассматриваемых с применением норм двух статей гражданского законодательства:

- 178 "Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения";

- 179 "Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств".

Независимо от того, по какой из названных статей сделка признана судом недействительной, к ней применяются правила, предусмотренные ст. 167 ГК РФ, в соответствии с которой при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость.

Необходимую теорию читатель может почерпнуть непосредственно из текста ст. 167, 178 и 179 ГК РФ. Некоторые примеры из практики хозяйственной жизни приведены в рассматриваемом информационном письме. Пересказывать его содержание мы не будем, а дополним сказанное Президиумом ВАС отраслевыми ситуациями.

О признании недействительным договора на проведение государственной экспертизы проектной документации

ООО-заказчик и ООО-исполнитель (экспертная организация) подписали договор, по условиям которого исполнитель обязался провести негосударственную экспертизу проектной документации 60-квартирного жилого дома, а заказчик обязался принять и оплатить выполненную экспертизу. В договоре были указаны реквизиты свидетельства об аккредитации исполнителя на право проведения негосударственной экспертизы проектной документации. Заказчик платежным поручением произвел 100%-ю предоплату в размере 450 тыс. руб.

Экспертное заключение было принято заказчиком по акту сдачи-приемки и представлено в составе пакета других необходимых документов в уполномоченный орган для получения разрешения на строительство.

Однако орган государственного строительного надзора в выдаче разрешения на строительство отказал, сославшись на приостановление действия свидетельства об аккредитации у экспертной организации.

Посчитав, что на момент подписания договора исполнитель не был надлежащим образом аккредитован и не имел права проводить какие-либо экспертизы проектной документации, заказчик обратился в суд с иском о признании договора недействительным (поскольку при подписании договора он действовал под влиянием заблуждения) и взыскании с исполнителя денежных средств, полученных за проведение экспертизы.

Судьи установили, что приказ о приостановлении ранее выданного свидетельства об аккредитации был размещен на официальном сайте Федеральной службы по аккредитации в сети Интернет до подписания сторонами спорного договора. Следовательно, исполнитель должен был знать о приостановлении действия своего свидетельства, тем не менее в договоре было указано, что он имеет право проведения негосударственной экспертизы проектной документации.

При таких обстоятельствах судьи на основании ст. 178 ГК РФ признали договор недействительным и применили последствия недействительности, взыскав с экспертной организации всю полученную от заказчика сумму предоплаты. Довод исполнителя о том, что им понесены затраты, связанные с исполнением договора, не повлиял на позицию суда (Постановление ФАС ВВО от 06.05.2013 по делу N А79-9970/2012).

О признании недействительным соглашения о замене генерального подрядчика

ОАО заключило с ООО-генподрядчиком договор генерального подряда на проведение реконструкции объекта "под ключ". По его условиям генеральный подрядчик выполняет собственными и привлеченными силами и средствами комплекс проектных и изыскательских работ, строительных, строительно-монтажных, пуско-наладочных и иных работ, связанных с реконструкцией объекта. Работы выполняются с использованием материалов и оборудования, обеспечение которых осуществляет генеральный подрядчик.

В процессе исполнения договора производилось промежуточное финансирование генподрядчика на основании актов по форме КС-2 и справок по форме КС-3.

Затем было подписано трехстороннее соглашение о замене стороны в договоре, согласно которому все права, обязанности и риски перешли от первоначального генподрядчика новому генеральному подрядчику. На момент заключения соглашения первоначальному генподрядчику было перечислено 740 млн. руб., еще на 36 млн. руб. был произведен зачет встречных требований.

Первоначальный и новый генподрядчики подписали акт приема-передачи незавершенного строительства. А после передачи объекта (но до начала производства работ) новый генподрядчик обнаружил несоответствие использованных прежним генподрядчиком материалов.

Проведенное обследование "недостроя" показало, что основные несущие и вновь возведенные конструкции перекрытий находятся в аварийном состоянии, в монолитных конструкциях обнаружены отклонения от проектной документации .

Собственник объекта направил первоначальному генподрядчику претензию о возмещении реального ущерба и предусмотренного договором штрафа. Однако генподрядчик оставил ее без удовлетворения. В результате заказчик работ обратился в арбитражный суд с иском о взыскании реального ущерба в размере 776 млн. руб. и штрафа в сумме 149 млн. руб. Заказчик работ ссылался на то, что он был введен в заблуждение относительно качества выполненных генеральным подрядчиком работ и, зная о дефектах выполненных работ, он бы не стал производить замену сторон в договоре.

Решением судей соглашение о замене стороны в договоре генерального подряда было признано недействительным с момента его заключения, иск о взыскании денежных средств был удовлетворен полностью. Арбитры, применив положения ст. 178 ГК РФ, указали, что первоначальный генеральный подрядчик, передавая исполнительную документацию, проектную документацию и строительную площадку по акту новому подрядчику был обязан предупредить нового генподрядчика о допущенных им отступлениях при выполнении строительно-монтажных работ. Фактически первоначальный генподрядчик ввел в заблуждение стороны соглашения о замене стороны по договору относительно свойств объекта незавершенного строительства, поскольку заказчик и новый подрядчик не знали и не могли знать об имеющихся скрытых дефектах строительно-монтажных работ, выполненных на момент заключения соглашения, так как выявленные в ходе обследования объекта незавершенного строительством дефекты работ визуально при приемке не могли быть обнаружены.

Соглашение о замене стороны в обязательстве представляет собой одновременно и уступку прав (цессия) и перевод долга (гл. 24 ГК РФ). В соответствии с соглашением о замене стороны к новому генподрядчику переходят не только права и обязанности, но и риски (в частности, речь идет о риске гибели или повреждении объекта незавершенного строительства). Скрыв информацию о фактическом состоянии объекта, а также воспользовавшись презумпцией добросовестности участников гражданских правоотношений, установленной п. 5 ст. 10 ГК РФ, которой руководствовались стороны при подписании соглашения, ответчик, по сути, пытался переложить ответственность за допущенные нарушения на нового генерального подрядчика.

Особо судьи отметили, что первоначальный генподрядчик не мог не знать о допущенных нарушениях при производстве работ (Постановление ФАС СЗО от 21.05.2013 по делу N А56-71367/2012).

О применении положений ст. 179 ГК РФ

Выше мы привели примеры двух характерных для сферы строительства ситуаций, когда пострадавшая сторона и судьи основывались на нормах ст. 178 "Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения" ГК РФ. Рассмотрим, что необходимо учитывать, ссылаясь на ст. 179 "Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств" ГК РФ. Возьмем в качестве примера случай, ставший предметом анализа ФАС ПО в Постановлении от 13.11.2012 по делу N А57-9764/2012.

В данном случае истец настаивал на том, что инвестиционный контракт отвечает признакам кабальной сделки в связи с наличием значительных убытков в результате его исполнения. Однако арбитры отказали в удовлетворении иска, а коллегия судей ВАС не нашла оснований для передачи дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора. При этом в Определении ВАС РФ от 28.02.2013 N ВАС-1360/13 указано на следующее.

Общество (истец) и кооператив (инвестор-заказчик) заключили инвестиционный контракт, предметом которого явились совместные действия сторон по строительству группы жилых домов. Вкладом общества является:

- земельный участок под строительство;

- изготовление проектно-сметной документации;

- обеспечение получения технических условий на подключение всех коммуникаций, в том числе газа, воды, канализации, электричества, тепла.

В свою очередь, вкладом кооператива является финансирование строительства в полном объеме и управление строительным производством.

Названным контрактом предусмотрен базовый принцип распределения жилых и нежилых помещений в многоквартирных домах, возводимых в рамках инвестиционного контракта.

В связи с тем, что общество существенно нарушило условия договора , кооперативу пришлось нести расходы не только на строительство, но и дополнительные затраты на отселение граждан со строительной площадки и изготовление проектно-сметной документации. Решением суда с общества в пользу инвестора были взысканы убытки и уменьшена доля общества в части подлежащих передаче площадей в жилых домах.

Ссылаясь на то, что данное решение свидетельствует о недействительности инвестиционного контракта как кабальной сделки, общество обратилось в суд с требованием о признании инвестиционного контракта недействительным.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, судьи со ссылкой на положения ст. 179 ГК РФ указали, что элементы кабальности сделки (стечение тяжелых личных обстоятельств, совершение сделки на крайне невыгодных для себя условиях) должны присутствовать в момент ее совершения и быть известны другой стороне, которая при заключении сделки воспользовалась данными обстоятельствами.

Взыскание с общества убытков, вызванных ненадлежащим исполнением принятых на себя обязательств, которые превышают размер полученного по соответствующей сделке, само по себе не может свидетельствовать о ее кабальности. Недостижение истцом желаемого для него экономического эффекта от инвестиционной деятельности по причине привлечения его к гражданско-правовой ответственности за нарушение возникших из этой сделки обязательств не наделяет общество правом требовать признания инвестиционного контракта недействительным.

* * *

Практика свидетельствует, что организации, занимающиеся инвестиционно-строительным бизнесом, при возникновении споров нередко ссылаются на ст. 178 и 179 ГК РФ. Надеемся, что описанные в информационном письме ситуации, а также данный комментарий помогут вам сориентироваться в сложной ситуации.